Category: it

Кто такие иллюминаты? Часть 6

Оригинал взят у marc_aureli в Кто такие иллюминаты? Часть 6

Начало здесь:
http://marc-aureli.livejournal.com/29679.html
http://marc-aureli.livejournal.com/30207.html
http://marc-aureli.livejournal.com/31421.html

http://marc-aureli.livejournal.com/32454.html
http://marc-aureli.livejournal.com/33356.html

Родословные Иллюминатов: Интервью с потомственной Иллюминаткой - Свали

С Г.Д. Спрингером  2000

Эксклюзивное интервью с бывшей представительницей Иллюминатов Svali

Note: For an excellent 10-page summary of this eye-opening 50-page Svali interview, click here.

Часть 18: Околосмертные переживания

Важное примечание: Содержание этой статьи по теме околосмертного программирования, содержит некоторые детали травматического программирования и может быть спусковым крючком для выживших, которые испытали этот тип насилия. Если Вы - выживший, пожалуйста - не читайте, если рядом нет безопасного человека, или терапевта.

Это является частью текущей серии по комплексному программированию, которое я описываю, в виде набросков, для продолжения моей первой книги "Разрывая цепи". В этой статье я буду обсуждать один из самых травматичных видов программ, которым могут подвергнуться испытуемые. Это программирование предполагает использование околосмертных переживаний.

Иллюминаты изучали в течение многих лет человеческую нейрофизиологию и последствия травматического кондиционирования на человеческом мозге и психике. В поисках более эффективных и надёжных методов фиксирования программирования, они использовали исследования из различных источников: государственных учреждений; тоталитарных режимов и своих собственных экспериментов, которые продолжаются на постоянной (и скрытной) основе.

Но некоторые из основ этого вида программирования действовали в течение многих столетий. Один из старейших ритуалов, которые используют Иллюминаты - это "церемония воскресения". На самом деле, феникс - символ смерти и новой жизни, является одним из их наивысших символов и символизирует приход Нового Порядка и его лидера.

Как происходит программирование воскресения, или его вариации? Я поделюсь тем, что я лично претерпела и / или свидетелем чего я была.

Ребёнок в возрасте около двух или трёх лет, будет очень тяжело травмирован во время оккультного обряда. Его будут насиловать, избивать, бить электрошоком и даже душить и давать препараты, чтобы создать околосмертное состояние. Ребёнок почти всегда в этой точке чувствует, что он подвешен над своим телом, наблюдая за бесчувственным телом внизу себя, измученным до предсмертной точки.

Там всегда будет медицинский персонал, участвующий в программировании на этой глубине. Они имеют опыт наблюдения физического состояния детей и их реанимации. Реанимационное оборудование и лекарства всегда под рукой в любой ситуации.

Ребёнок в такой экстремальной ситуации, будет призывать самые глубинные уровни и представлять их его сознанию в экстремальной боли. Затем ему скажут, что у него есть "выбор": верная смерть, или жизнь - при условии, если он пригласит могущественного демона внутрь. Ребёнок выбирает жизнь. Демон входит, ребёнок погружается в бессознательное состояние, а затем пробуждается позже, в чистой одежде, в мягкой постели, помазанным лечебными мазями.

Такие дети чрезвычайно слабы, их трясёт. Им внушается добрым, заботливым, мягким женским (или мужским) голосом, что ребёнок умер, но демон "вернул его к жизни", что он обязан самой жизнью и сердцебиением ему и тем, кто "спасал его". Ребёнку также сообщается, что если он попросит демоническую сущность оставить его тело, то он вернётся к околосмертному состоянию, к точке до вхождения демона.

Это - один тип клинической смерти, используемый для управления и устрашения очень маленького ребенка и принуждения его к принятию демонической духовности в самых травматических и принудительных обстоятельствах, которые можно только представить.

Ребёнок чувствует себя избранным для жизни через этот опыт и это оказывает глубокое влияние на глубинные убеждения ребёнка о нём / ней и его глубочайшие уровни реальности. Это также является одной из самых страшных манипуляций над маленьким ребёнком, что может произойти и предназначена для того, чтобы забрать их свободный выбор или волю.

Другая форма околосмертного программирования будет происходить в ситуации, которая часто называется "государственный контроль ума", но которую я всегда рассматривала связанной с программированием Иллюминатов (поскольку тренеры / учёные пересекаются во всём и делятся информацией).

Например при Медицинском Центре Тулейна, рядом было место, известное - как "институт". Институт был вовлечен в эксперименты по разработке техник управления сознанием, в самых экстремальных условиях, в том числе - в точке, близкой к физической смерти.

Для некоторых из этой программы «субъект» (как я ненавижу это слово, используемое инструкторами, чтобы эмоционально дистанцироваться от того, что это было человеческое существо с чувствами и эмоциями, над которым они работали) будет в больничной палате, изолированный от других пустыми серо-белыми стенами.

Этот "субъект" был привязан в четырёх местах, а также на уровне талии и шеи. Затем он был завёрнут в кокон - в мягкую марлю, ограничивающую движения, или любое чувство-ощущение в конечностях. Как правило, "субъекта" кормят внутривенно, а затем он проходит жёстскую сенсорную депривацию, нарушаемую путем бомбардировки чрезвычайно громкими звуками. Затемненная комната будет резко освещаться слепящим белым светом посреди ночи и "субъект" теряет ориентацию ночи, или дня.

Когда "субъект" почти сломлен, его бьют шокером и накачивают тяжёлыми наркотиками. Ему могут временно надеть респиратор и накачать паралитическими препаратами. Уровень тревожности достигает крайних точек, в то время, как насилие продолжается и я слышала о людях, в буквальном смысле имеющих сердечный приступ от страха, на этом этапе.

Человек накачивается наркотиками и бьётся электрошоком ещё раз, а затем ему говорят, что он умирает. Он смотрит на своё тело сверху, а на самом деле рад, что, наконец, он свободен от длительных мучений в этом месте.

В этот момент заходит тренер и добрым, успокаивающим голосом повторяет "Ты заслужил жить, я не дам тебе умереть. Ты обязан своей жизнью мне." Записанные сообщения также проигрываются снова и снова на повторе, в них описывается будущая судьба "субъекта", его жизнь во имя "Семьи" и т.д. И, наконец "субъекту" медленно разрешено пробудиться, выйти из бессознательного состояния, проигрывается постоянное сообщение о его "возрождении" ради "семейной Группы".

Люди с добрым выражением лиц успокаивают "субъект", в то время, как он приходит в себя от этой безобразной череды травматических программ. Человек чувствует безумную благодарность за возможность быть живым, за освобождение от ужасов тех дней, когда он лежал на грани смерти в Институте и будет цепляться к окружающим его взрослым как лепечущий ребёнок. Он чрезвычайно уязвим в этой точке и чрезвычайно восприимчив к сообщениям, имплантированным в него в состоянии травмы. Мне следовало знать. Я была «субъектом» в Институте в детстве, в 1960-х и начале 1970-х, а позже посетила его, будучи взрослой, как "консультант".

Это глубокий уровень программирования, производимый в экстремальных условиях. И уровень страха у выжившего, когда он начинает вспоминать этот тип травмы, может быть чрезвычайно высоким. Я хотела бы обелить всех их, сказать что это не так плохо, но это ужасно плохо. Я знаю, что это может растянуть уровень доверия у некоторых людей, но этот тип программирования действительно осуществляется (вместе с другими типами сложных методов контроля сознания). Околосмертное программирование имеет много вариаций и я коснулась только двух (а существуют и другие формы).

Программирование, производимое в околосмертном состоянии, будет находиться на уровне атома, тогда как уровень выживаемости в этой точке коснется ядра личности человека, независимо от того, насколько хорошо он защищён. Человек, который претерпел такие переживания, может верить в то, что если он попытается вырваться из этих цепей, то он может умереть, или что он впадёт в кому, и его сердце остановится. Я прошла через все эти страхи и больше того: когда речь идёт о такого рода глубинном программировании, по сей день мне приходится бороться с остаточным страхом.

Любая ложь, заложенная в человека в почти бессознательном состоянии, будет приниматься на веру на уровне ядра, так как ребенок переживает всё это, отчаянно нуждаясь верить взрослым, которые - в буквальном смысле - держат власть над жизнью и смертью в своих руках. Ребенок полностью расщепляется планомерно наносимой ужасающей травмой и будет впитывать эти сообщения на своём самом глубоком уровне ядра - как правду.

Именно поэтому основные убеждения и взгляды настолько трудно отменить на этом уровне. Это означает, что депрограммирование требует отличной поддержки, безопасного окружения и духовного осознания и различения, так как демоническое сопротивление в этой точке также будет ожесточённым. Помощь терапевта, знающего о программировании и духовная помощь от тех, кто знает об избавлении от этого ига, является жизненно важной частью терапии в этой точке.

Выживший, который достигает этого уровня внутреннего программирования, достигнет основного уровня (ядра). Программирование будет происходить на уровне глубоко лежащих понятий, к которому будет почти невозможно притронуться на сознательном уровне, пока не будет глубокой системной кооперации и безопасности, и доверия вовне, в людях, помогающих выжившему. Это так же тот уровень, на котором находится вера в Бога и Его способность исцелять ВСЁ, включая самые тяжелые физические, эмоциональные и духовные травмы, что и спасает.

Для работы над этим типом программирования могут потребоваться условия безопасного стационарного пребывания, или условия с особой внешней безопасностью, так как страх может вызвать панику и выход из психоаналитического отношения, когда программа начнёт выходить.

Может быть потеряна ориентация в реальности, когда последовательности программирования выйдут на поверхность и нужна будет прочность всей системы, чтобы помочь притормозить воспоминания и сделать их управляемыми. Лекарства, вероятно также понадобятся, чтобы помочь с тяжелыми чувствами депрессии, потери, оставленности и предательства, которые этот тип программирования вынесет наружу. Отчаяние от невозможности изменить сделанные выборы и удивление: выживет ли оставшийся в живых, когда вспомнит всё. Обнадеживающие, поддерживающие, заботливые и поощряющие отношения могут принести позитивный результат.

Пункты из Писаний, которые напоминают человеку о Божьей любви и способности исцелять, Его заботе и обещании прощения и участия, будут очень важны.

Взламывание этого типа программирования является чрезвычайно утомительным. Хороший отдых и питательная пища имеют важное значение. Это НЕ время для дополнительных стрессов. Позволяя выжившему выразить свой страх, обнадёживая его, молясь с ним и ухаживая за ним - мы протягиваем ему спасательный круг. Выслушайте его гнев по поводу того, "что же эти сукины дети сделали со мной", это будет тоже шагом к исцелению и не подталкивайте его к преждевременному, или ложному прощению.

Выжившему придётся обнаружить и признать травму, повреждение, а затем найти надежду, что он выживет, вспоминая причинное ядро травмы. Всякий положительный опыт-переживание, например: досуг, рисование, или прогулки на природе, исцеляет. Такая возможность, как ведение журнала и обсуждение того, как он себя чувствует, будет очень важным шагом при операционной работе с таким типом программирования.

Я описала некоторые из наиболее жёстких типов травматического программирования, что может применяться к ребёнку, или подростку в этой Группе. Его можно преодолеть медленно, со временем и заботливой поддержкой, и молитвами.

Моё желание в обсуждении всего этого не к тому, чтобы нарисовать кровавую или красочную картинку, но чтобы помочь другим понять, что этот тип программирования имеет место и, возможно, потребуется основательная проработка выжившим после оккультного / ритуального насилия.

Collapse )